Елизавета Шакира: новое женское лицо российского кинематографа | HELLO! Russia

Мы встречаемся в такси, которое везет Лизу на мероприятие. Под конец года у актеров традиционно много активностей. Вечеринки, встречи — все это на первый взгляд кажется просто атрибутами светской жизни, на самом же деле — часть работы. Лиза рассказывает о пробах и о том, что старается следить за происходящим в индустрии, смотреть новые фильмы, сериалы, интервью коллег, чтобы быть в курсе того, что сегодня актуально и интересно зрителю. Сама она тоже готовится к премьерам. Совсем скоро выйдет несколько проектов с ее участием, а онлайн-кинотеатр «Иви» уже представил мини-сериал «Пансион», в котором Елизавета Шакира сыграла одну из главных ролей. 

Лиза, расскажите о своей героине в сериале «Пансион», какая она?

Ее зовут Катя, она властная, отстраненная, холодная. Когда перед съемками мне прислали описание персонажа, про Катю было написано, что она фригидна. Она настоящий манипулятор, очень принципиальна, жестока и мечтает занять место героини Виктории Толстогановой — стать надзирательницей пансиона для девушек. Для Кати важно быть во всем лучшей, поступать всегда правильно. Мне было интересно ее играть, потому что для того, чтобы вжиться в роль, мне пришлось поискать эти грани внутри себя. 

До этого у вас был опыт работы в сериале, который рассказывает о вспышке ВИЧ во времена СССР. 1905 год в «Пансионе», 1980-е в «Нулевом пациенте» — насколько сложно вам даются роли героинь из прошлого? 

Действия «Нулевого пациента» происходили в 1988 году, и это, безусловно, ближе к нашему времени, чем 1905-й, в котором жили героини «Пансиона». Но погрузиться в атмосферу «Пансиона» мне было проще, потому что очень помогали костюмы, прически, антураж. Ты вынуждена носить корсет — и уже нет возможности не держать спину, осанка сразу меняет весь твой образ. 

А вот чем ближе происходящее на экране к современности, тем сложнее, потому что внешние различия стираются. Одежду героев «Нулевого пациента», например, можно носить и сейчас, при определенной стилизации. Мне нравятся героини из прошлого — они дают возможность прожить параллельную жизнь. 

Если бы вы сами выбирали период, в котором хотите жить, какое время это было бы? 

Я бы осталась жить здесь, в этом времени, потому что достоверно я не могу знать, как жили в том же 1905 году. Да, у нас есть документы, музыка той эпохи, свидетельства современников, но это не личные впечатления. Так что я выбираю сейчас. 

До того как стать актрисой, вы работали моделью. Как вы попали в модную индустрию? 

У моей мамы были подруги-модели, они постоянно говорили ей, что меня нужно отдать в модельный бизнес. Мне было 17, когда я решила, что в принципе можно сходить на кастинг. Для меня это был выход из зоны комфорта, потому что я понимала: будут оценивать мои внешние данные, скажут, достаточно ли я красива, достаточно ли хорошо мое тело. Не знаю, что меня в тот момент привлекало. Возможно, мне хотелось принять свою внешность, почувствовать силу… 

Эта работа позволяла мне много путешествовать — несомненный плюс, но в итоге я поняла, что это не мое. Я всегда чувствовала, что мода — лишь шаг в сторону моей настоящей цели, коей являлось кино. 

Почему вы решили стать актрисой? 

Это невозможно объяснить, особенно учитывая, какие непростые сейчас времена в целом и для развития карьеры в частности. Я четыре года подряд упорно поступала в актерский вуз и каждый раз проваливалась. Думаю, потому что я ожидала от других, что мне скажут, какой я должна быть, что придет какой-то педагог и даст такой материал, который сможет меня раскрыть, с которым я точно поступлю. Я была зажата и не была собой. На четвертый год неудачных попыток я уже отчаялась. Пришла в Институт кино и телевидения в Петербурге подавать документы на факультеты режиссуры и продюсирования. И увидела, как очень красивая девушка подает документы на актерский факультет. А у меня с собой был свободный пакет документов — и я решила попробовать снова. На следующий день пришла и увидела Алексахину Анну Яковлевну, поняла, что хочу учиться у этой женщины, в этом месте. И получилось, я поступила. Анна Яковлевна сразу сказала, что мне нужно сниматься, отпускала меня, она вообще поддерживает меня всегда, это очень ценно. 

У вас яркая фамилия, и это не псевдоним. Откуда вы родом? Кто ваши родители?

Я родилась в Петербурге, но незадолго до моего рождения родители приехали из Украины. Я делала этот дурацкий генетический тест, который очень популярен у людей, которым нечего делать. (Смеется) Он показал, что у меня в семье были венгры. Но папа протестует и уверяет, что по его линии у нас только евреи. 

Мои родители никак не связаны с миром искусства, хотя папа очень хорошо играет на гитаре и красиво поет. С раннего детства помню наши караоке-посиделки. Я всегда агитировала младшего брата делать домашние праздники. А родители занимались бизнесом, у них была строительная компания. Сейчас моя мама много путешествует, изучает разные страны и создает туры, знакомит людей с Грузией, Шри-Ланкой и другими прекрасными местами. Папа нутрициолог, коуч по правильному питанию. Сейчас живет не в России.

Родители поддерживали ваше желание стать актрисой? 

Всегда. Никто не советовал мне выбрать более стабильную профессию, наоборот — когда у меня что-то не получается или нет сил продолжать, они всегда мотивируют двигаться дальше. 

В вашей фильмографии пока не очень много работ, но среди них есть успешные проекты, вы одна из новых звезд российского кино. Были готовы к этому? 

Вот вы говорите «звезд», а я абсолютно этого не чувствую. Ощущаю себя человеком, который все еще ищет свое место внутри индустрии… Не знаю, чем измеряется успех, но по моим внутренним интуитивным ощущениям я еще даже не приблизилась к нему. И надеюсь, что никогда не окажусь в ситуации, когда скажу: да, я звезда российского кино. Это очень странно. (Смеется)

Как складывались ваши отношения с партнерами по площадке? В «Пансионе», например, вы играете с Викторией Толстогановой. Вам комфортно работать с большими опытными актерами? 

У меня есть список артистов, с которыми я очень хотела поработать. Виктория Толстоганова — одна из них. Она восхитительная, женственная, вдохновляющая, мне так нравилось за ней наблюдать! Да весь каст «Пансиона» — отдельная любовь. 

Источник: ru.hellomagazine.com

No votes yet.
Please wait...

Ответить