Дэвид Хендерсон-Стюарт, «Ракета»: «Рынка для русских часов не было, нам пришлось создать его с нуля»

Ваша история уникальна: британец, едет в Россию, восстанавливает историческое производство и выводит его на новый уровень. Где вы работали до «Ракеты» и как в принципе возникла настолько амбициозная идея — возглавить часовой завод?

До «Ракеты» у меня было очень много разных профессий: я был адвокатом в американской фирме, я работал в банках, — но все это было для меня достаточно скучно. Когда я приехал в Россию, я влюбился в эту страну и мне очень захотелось перепозиционировать русский бренд. У меня не было идеи о том, чтобы возглавить часовой завод: я о часах вообще ничего не знал, просто «заразился» идеей перепозиционировать советский бренд, любой, главное советский. Я искал его и случайно узнал, что было очень много советских часовых брендов и что практически все заводы развалились, и оставалась только «Ракета» в Санкт-Петербурге. Так все началось.

Дэвид Хендерсон-Стюарт

С какими трудностями пришлось столкнуться, когда вы взялись за восстановление завода? И какие основные трудности возникают сейчас?

Огромной трудностью стало решение о том, что делать с заводом, ведь ничтожное количество брендов имеет свой часовой завод. Почему? Потому что очень-очень сложно производить механические часы. Это почти так же сложно, как отправлять ракеты в космос.

Это было сложное решение: сохранять ли нам и модернизировать завод или закрыть его и все покупать за границей. Мы приняли решение сохранить завод, потому что поняли, что он душа «Ракеты», наша легитимность, и именно в этом состоит аутентичность нашего бренда.

Дальше были второстепенные сложности: найти специалистов, создать школу часовщиков, модернизировать завод. Я в часах и в их производстве ничего не понимал, поэтому, наверное, допустил очень много ошибок. К тому же я недооценил, насколько в России не хотели носить российские часы. Это было 10 лет назад, еще было время, когда все смотрели на Запад, хотели иностранные бренды, и никто не хотел носить российские часы, — рынка для русских часов не было. Нам пришлось создать его с нуля.

Это удивительный бизнес-кейс, так как мы начали проект, для которого не было рынка. Никто не хотел купить наш продукт, и нам пришлось создать этот рынок — вот это было очень сложно.

Как вам удалось сохранить в бренде русскую культуру и добиться высокого качества продукции, какие-то иностранные технологии использовались? В большинстве своем, у вас работают российские или западные специалисты?

В начале я, как, наверное, и все остальные люди, считал, что русские не умеют делать часы; единственные, кто умеет, — это швейцарцы. Я потратил очень много энергии и денег, чтобы пригласить на завод специалистов из Швейцарии, которые бы объяснили российским часовщикам, как модернизировать завод.

Эти попытки всегда плохо заканчивались, потому что на самом деле у русских огромные знания и умения. Каждый раз, когда мы привозили какие-то иностранные технологии и меняли российский техпроцесс, это приводило к катастрофам, поэтому мы всегда возвращались к своему техпроцессу.

С иностранными специалистами мы давно не работаем, потому что поняли, что нам незачем искать у других, у нас есть абсолютно все знания, чтобы производить качественные часы. На нашем заводе (из примерно 150 человек) работают российские специалисты и всего двое иностранцев: я и часовщик Ксавье Жиродэ.

Завод “Ракета”

Каждая модель часов «Ракета» связана с определенной историей. Какую модель носите лично вы? И кажется ли вам, что подобный сторителлинг — отличная составляющая маркетинга, ведь это заставляет владельца еще больше любить свои часы и рассказывать о них другим?

Все модели часов «Ракета» связаны с определенной историей: это либо советский дизайн, либо покорение космоса, либо русский авангард, либо история русских подводных лодок. У нас нет часов без истории.

Сейчас я ношу часы “Ракета” Big Zero. Эта модель на 100% связана с советским дизайном. Это наша классическая модель, но она не имеет ничего общего с классикой с точки зрения швейцарских дизайнеров. И этот очень минималистичный черно-белый дизайн мне очень нравится, потому что это наша классика. Но, когда я показываю эту модель в Швейцарии, ее считают абсолютно неклассической. Это только наша русская классика.

О часах очень важно рассказывать, потому что люди уже не носят часы, чтобы определять время; они носят часы, потому что через них людям открываются какие-то интересные истории. Поэтому мы стараемся создать целую вселенную вокруг каждых часов, чтобы они вызывали эмоции и были связаны с такими великими достижениями, как покорение космоса, и чтобы люди, надевая эти часы, могли погрузиться в удивительный мир, о котором им рассказывают часы.

Часы Big Zero, “Ракета”

Как появилась идея запустить параллельно с «Ракетой» еще и премиальную марку? Расскажите о ее концепции.

Источник: ru.hellomagazine.com

No votes yet.
Please wait...

Ответить